Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Нижний Новгород
  • Воронеж
  • Челябинск, Екатеринбург
  • Пенза
  • Сочи, Крым
  • Владимир, Иваново
  • Самара
  • Уфа
  • Казахстан, Павлодар
  • Владивосток

Осень 2021 года, помимо обострения карантинных строгостей, принесла и техногенные проблемы: по всей стране началась настоящая эпидемия аварий вертикального транспорта. Объединяла большинство этих происшествий несколько важных деталей: аварийные лифты были сравнительно «молоды» (ни один из них не достиг истечения 25-летнего срока службы), стояли, как правило, в относительно новых и высотных (более 25 этажей) зданиях, а вопросами их эксплуатации занималась управляющая компания, привлекающая сторонних подрядчиков. Что происходит с лифтовым хозяйством в наших городах и как справиться с потенциально тревожной ситуацией? Попробуем разобраться.

Лифт — не ракета

Одним из самых резонансных происшествий с лифтами стал случай в городе-спутнике Москвы — Красногорске: женщина получила серьезную травму, когда лифт в высотном жилом доме внезапно и с большой скоростью пошел вверх, не остановившись на заданном этаже. Аналогичный инцидент возник недавно в высотке в Новой Москве, где пострадали отец с маленьким сыном — кабина с большим ускорением поднялась на самый верх многоэтажки, люди получили травмы. Такие же случаи всего лишь за год были отмечены в Барнауле, Красноярске и ряде других городов, причем жалобы на странное поведение вертикального транспорта, как свидетельствует пресса, в управляющие компании жильцы подавали неоднократно и безуспешно.

Причина внезапного разгона, судя по скупым описаниям в прессе, может быть разной, но вот то, почему лифт не затормозился при аварийном движении, объясняется одинаково: отсутствием средств аварийного торможения. Проще говоря, в жилых высотных зданиях были классические ловители падающей кабины, а вот средства защиты от ускорения при движении вверх предусмотрены не были.

Между тем обновленный межгосударственный ГОСТ 33984.1-2016 «Лифты. Общие требования безопасности к устройству и установке», о проблемах реализации которого было столько споров в профессиональном сообществе, прямо устанавливает необходимость таких устройств: в разделе 5.6.6.1 прямо говорится, что средство защиты от превышения скорости поднимающейся вверх кабины, включающее в себя элементы контроля скорости и снижения скорости, должно выявлять превышение скорости, равное 115% от номинальной, и вызывать остановку кабины или, по меньшей мере, снижение скорости до значения, на которое рассчитан буфер противовеса.

Но, как это часто случается, «гладко было на бумаге»: даже новые лифты в высотных домах (25 и более этажей), доля которых в России составляет 27%, достаточными средствами безопасности оборудуются далеко не всегда, и это вполне объяснимо.

Бюрократия VS безопасность

Практически любое усложнение конструкции ее удорожает, особенно, если делается несерийно, — это закон экономики. Застройщики же и управляющие компании ориентированы на максимальное снижение издержек, даже если они прямо влияют на безопасность и комфорт жильцов. Неслучайно, например, в Красноярске качество новостроек жильцами оценивается только на «троечку», ее же заслужили 92 % УК Подмосковья, и схожая ситуация наблюдается по всей стране.

«Ловители двустороннего действия, — считает Анатолий Станиславович Щерба, ведущий эксперт ГК LIFT-IMPORT, — вполне реальное техническое решение для строящихся и уже существующих высоток. Однако поставить на уже действующие лифты такие устройства сложно, так как придется модернизировать систему, согласуя все через производителя. Поскольку речь идет об узлах безопасности, которые требуют сертификации, разово это сделать невозможно, нужен системный подход и, соответственно, большие затраты».

Но даже если управляющая компания ответственно относится к своим обязанностям и готова потратить деньги на модернизацию лифтового хозяйства, сделать это очень непросто. Для проведения таких работ, как отмечали эксперты конференции «Осенний лифтопад: почему дорога домой превращается в краш-тест», которая прошла 15 октября 2021 г. в ИА «Национальная Служба Новостей», необходимо соблюсти массу условий.

Например, для этого нужен официальный повод, вроде предписания надзорного органа, или кворум (2/3 от общего количества собственников жилья в МКД) общего собрания собственников, если речь идет о тратах средств на капремонт, что очень сложно организовать. Есть проблемы и с получением кредита для модернизации — поскольку подрядчик по закону обязан установить гарантийный срок пять лет, но сделать этого не может в принципе: такую гарантию способны обеспечивать только производители лифтов.

Слишком человеческий фактор

Экономия на модернизации хотя бы может быть оправдана бюрократическими и финансовыми сложностями. Но есть и другая сторона медали: нарушения в работе лифтов в 90 % случаев являются результатом пресловутого «человеческого фактора».

«Когда мы начали работать в этой профессии — а я окончил Строительный институт в 1981 году, — подчеркивает А.С. Щерба, — за предыдущие 100 лет в Москве упало всего 2 лифта! А сейчас пошел вал отказов и объяснить это рационально невозможно: запас прочности и надежности самих конструкций — кабины, противовеса, автоматики, электроники и прочего — заложен в 10-12 раз. Это очень надежная система. Я думаю, виновато наше общее разгильдяйство и экономия на всем: выбирают не те обслуживающие организации, которые действительно работают годами и десятилетиями, а те, которые дают меньшую цену. Но у них нет соответствующих специалистов и инструментария».

Все это происходит при фактическом самоустранении государства — фактически, сегодня за лифтовым хозяйством не следит ни одна официальная организация, а контроль Ростехнадзора уже несколько лет является номинальным. Согласно действующим правилам, которые разъясняются на сайте ведомства, владелец просто уведомляет о вводе лифта в эксплуатацию, а разрешение дается сразу после контрольного осмотра, часто формального. Не следит «государево око» и за качеством работы и добросовестностью подрядных организаций, главным критерием выбора которых часто является предложенная на тендерных торгах цена.

Результат предсказуем: «Проблема, которая существует не только в новостройках, — объясняет Константин Крохин, председатель Жилищного союза Москвы, — эта проблема есть и уже в домах, которым 10-20 лет, — ненадлежащая эксплуатация. То есть уже управляющие компании, связанные с застройщиком, или просто управляющие компании, связанные с местными органами власти, эксплуатируют лифты ненадлежащим образом. Проще говоря, экономят».

Стоит отметить, что положительные подвижки все же есть: с этого года закон не требует проведения электронного аукциона на обслуживание лифтов с ориентацией исключительно на цену. И это дает шанс добросовестным компаниям сделать рынок прозрачным и обеспечить безопасность пользователям вертикального транспорта: «Чтобы не случилось беды, — объясняет А.С. Щерба, — в ГК LIFT-IMPORT еще на стадии проектирования прорабатывают с Заказчиком вопросы безопасности при эксплуатации лифтов, а при выборе комплектации обращают пристальное внимание на климатические и сейсмические условия, высоты подъема и скоростные характеристики оборудования. Такой подход, конечно, может показаться более затратным в моменте, но даже в ближайшей перспективе он себя оправдывает сторицей».

Высокие темпы возведения высотных зданий должны изменять сам подход к вертикальному транспорту в них: грошовая в сумме общих затрат на строительство «экономия» на лифтах будет все чаще приводить к техническим сбоям и, более того, к травмам и даже гибели людей. 

Чтобы этого избежать, проблему нужно решать на всех уровнях — начиная от законодательного обеспечения и регулирования вопросов лифтового хозяйства и заканчивая культурой выбора профильных организаций, которые занимаются производством, продажей и установкой лифтов и имеют высокую репутацию среди профессионалов отрасли.

Все статьи

Экономь с нами до 15% при покупке оборудования в лизинг
Хочу сэкономить